Среда, 12.12.2018, 18:31Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

Нет, весь я не умру…

Нет, весь я не умру…

История поисков потомков П.П. Ершова

Начало темы здесь: http://www.proza.ru/2010/06/30/266

24 мая 2014 года в Ишиме состоялась очередная церемония вручения Всероссийской премии им.П.П. Ершова в области детской литературы. Событие, значимое не только для небольшого провинциального сибирского городка, но и для России: лауреатами  стали писатели из Иркутска и Уфы, Архангельска, Красноярска и Санкт-Петербурга. Еще несколько лет назад никто и подумать не мог, что настанет день, когда ершовская премия, учрежденная администрацией г. Ишима и Союзом писателей России, станет одной из самых престижных, на ее получение будут претендовать именитые детские писатели, а на церемонию награждения – съезжаться очень известные люди. В этом году среди почетных гостей, помимо первого секретаря Союза писателей России, председателя ершовской премии, Г.В. Иванова, были Сергей Павлович Козубенко, почетный член Международного фонда письменности и культуры, главный попечитель премии; 4-хкратный олимпийский чемпион, обладатель титула «Лучший биатлонист ХХ века» Александр Тихонов, известный русский художник Никас Сафронов, ну и, конечно, потомки П.П. Ершова – Валентина Нестерова, Оксана Михайлова и ее сын Святослав Михайлов, пра-пра-правнук поэта.

История поисков потомков сибирского сказочника полна загадок, неожиданных открытий и долгожданных встреч. У Петра Павловича было шесть детей. Точнее, шестнадцать, но до совершеннолетия дожили не все. От второго брака остались дочери Людмила и Юлия, от третьего – Владимир, Александр, Николай и Надежда. Долгое время биографам поэта было известно только одно имя: Надежда Владимировна Ершова – внучка поэта по линии его сына Владимира. Остальные, а их должно быть не так уж мало, затерялись на бескрайних просторах России – от Магадана до Новороссии. И, может, их следы не отыскались бы никогда, если бы не наступила эпоха интернета.

В один прекрасный день весны 2007 года в Тобольском краеведческом музее раздался звонок. Из Калифорнии звонила некто Алла Геннадьевна Ранская, назвавшаяся … праправнучкой П.П. Ершова!
Узнав об этом, сотрудники уже Ишимского литературного музея немедленно связались с Калифорнией. Алла Ранская, действительно, оказалась прямым потомком поэта по линии его младшего сына Александра. Она и сообщила о том, что в России до сих пор живут многочисленные пра- и праправнуки П.П. Ершова. 

Из письма А.Г. Ранской автору от 6.08.2010г.: «… связи с детьми П.П. от второго брака у нас нет. Однако дети Владимира и Александра (сыновья от последнего брака) были очень близки между собой, связь поддерживалась и в поколениях, по мере возможности и учитывая расстояния. Старшая сестра моей бабушки, Елены Александровны Ранской, Софья, жила на соседней улице в Иркутске и ежедневно посещала наш дом. Дети от первого брака сына Елены Александровны, Владимира Ранского, практически жили в нашем доме, да и сейчас мы поддерживаем тесный контакт с семьями всех детей Владимира. Дочь Георгия Александровича, брата моей бабушки, так же посещала наш дом в Иркутске. …

Чего не культивировалось в нашей семье, так это саморекламы за счёт причастности к великому поэту, что, однако, не мешало нам гордиться нашим предком и интересоваться фактами его биографии в музеях и библиотеках. Моя бабушка, Елена Александровна Ранская, преподавала русский язык и литературу в 9-й школе г. Иркутска, и только родственники и близкие друзья знали о том, что она являлась внучкой поэта. Семейные фото бережно хранились в нашей семье, хранительницей всех фотографий нашей семьи и семьи Софьи Александровны, со временем стала я. И даже при переезде в другую страну первое, что я приготовила в дорогу, – это фотографии и документы нашего семейного архива. Во время нашего визита в Ишим в сентябре 2008г. все эти фото были переданы мною в фонд музея Ершова, где они нашли достойное место…»

Ершововеды взялись за дело. Для начала пригласили в Ишим саму Аллу Геннадьевну, побывали в Благовещенске у правнука Ершова Льва Александровича Безрукова, связались в Магадане с Владимиром Ивановичем Ранским, тоже прямым правнуком поэта… И ниточка потянулась…

Теперь прямые потомки Ершова – постоянные гости в Ишиме. В городе, который помог им самим найти друг друга.

2.

Спокойно относиться к родству с великим сказочником – это, по всей видимости, семейная черта. Оксана Владимировна Михайлова, пра-правнучка Ершова по линии его младшего сына Александра и двоюродная сестра Аллы Ранской, родилась в Магадане, училась в Москве и здесь осталась. 

Мы всегда знали, что мы – потомки, – говорит она. – Но спокойно к этому относились, но не рекламировали никак. Читая сказку, конечно, гордились дедушкой, но даже подружкам не особо хвастались. Знали только самые близкие.

Когда в прошлом, 2013 году Оксана впервые собралась в Ишим, ей пришлось приоткрыть начальству завесу семейной тайны. Начальство отнеслось не только с пониманием, но и решило поддержать русскую литературу в лице Оксаны – ей оплатили командировочные расходы и даже разместили статью об этой поездке и об авторе «Конька-Горбунка» в корпоративной газете Сбербанка, где работает О.Михайлова.

В прошлом году мы приехали в первый раз. Нас потрясло все происходящее!  Это сногсшибательный праздник под названием Ершовская премия. Такое могут делать люди одержимые, по-хорошему сумасшедшие. Столь глобальные вещи не под силу многим даже в Москве, а здесь на таком уровне все это проходит, настолько достойно – просто низкий поклон.

Валентина Владимировна Нестерова, трижды правнучка П.П. Ершова, тоже москвичка. Но со своей родственницей она познакомилась только благодаря Ишиму и ершовской литературной премии.

Родство с Ершовым у нас идет по линии Олимпиады, второй жены. У нее было три дочери, одна из них Людмила – это наша прародительница. У Людмилы – дочь Надежда, затем моя бабушка Нина Венедиктовна Берникова. У нее тоже были три дочери. Одна из них – моя мама, Бета Александровна Атабек.

Моя мать – инженер-физик, работала в Курчатовском институте. Они с отцом – физики-ядерщики. А я филолог. Теперь я начинаю подозревать, что это не просто так. Меня всегда интересовала именно русистика. Когда я поступала в МГУ, я с гордостью писала: русское отделение. Душа кипела от радости, что я буду этим заниматься. Но никак это не было связано с Ершовым. Я занималась Блоком, Серебряным веком.

Но пути Господни неисповедимы: позднее я пришла к изучению истории русского языка, его этимологии. Сейчас это настолько важно, настолько интересно: сказки, загадки, пословицы – глубь народного языка. Мне кажется, Ершов тоже был очень близок к пониманию этого.

 Так что наши пути с пра-пра-пра-дедушкой пересеклись напрямую,а Ишим этот интерес еще подогрел.

– Вы всегда знали, что вы – потомок Ершова?

– Да. Про Ершова мы знали от бабушки, но были маленькие и особо не интересовались, хотя сказку, конечно, читали.

Вас это как-то грело? Или…

– До приезда в Москву ишимцев мы не придавали этому большого значения. Ничего специально не узнавали. У нас есть архив, но его надо разбирать:  читать, сканировать... Письма – это огромная работа. Иногда воспоминания всплывают неожиданно. Возможно, всплывет что-то интересное. А то, что на поверхности, – документы, фотографии, мы все отсканировали и передали в Ишим.

Как ни странно, семью Нестеровых тоже нашла Алла Геннадьевна Ранская. Причем она точно знала, кого именно ищет, – мамы Валентины Владимировны довольно экзотическое имя. Когда  Бета Александровна Атабек зарегистрировалась на ФБ, найти ее было уже делом техники.  Так возникла связь, контакты, большая дружба и близкие отношения.

Кстати, если Бета Атабек – физик, то ее сестра Татьяна – филолог. Это тоже семейное и прослеживается очень четко: часть детей, внуков, а теперь уже и пра-правнуков Ершова имеют склонность к точным наукам, часть – к филологии. «Отщепенцев» почти нет. 

   – В прошлом году, – рассказывает Валентина Владимировна, – в Ишим приезжали мои дети – два сына и дочь. Сын Федя занимается народной культурой, традиционным народным танцем, и я думаю, что это тоже не просто так. Он в Москве сейчас главный «плясун» –  представляет одиночную мужскую пляску, изучает ее глубинную психологию и философию. И в педагогической направленности нашего с ним пути – тоже сказывается родство с дедом.

Впечатления от Ишима удивительные. То, что сотрудники Культурного центра Ершова – энтузиасты, это понятно. Эти люди настолько одухотворены, между ними такое согласие!.. Но то, что вокруг такой городской энтузиазм… Праздник удивительный! На очень высоком уровне. Такого в глубокой провинции увидеть я не ожидала. Они открыты делу, открыты миру, открыты людям. Они нас привели к Ершову – это совершенно точно. Мы в Москве будем рассказывать всем и везде и ориентироваться на опыт Ишима.

Благодаря этой поездке, знакомству с исследователями творчества Ершова и, в частности, с Татьяной Павловной Савченковой, которая сегодня по праву считается ведущим ершововедом в России и не только, расширились и знания потомков сказочника о своем великом дедушке.

Когда мы все это увидели, у нас появилось чувство стыда за собственное ничегонеделание, говорит Оксана Михайлова,  И мы решили учредить номинацию «Премия потомков Ершова».  

 В этом году ее удостоился детский писатель из Красноярска Александр Щербаков.

3. Но самая неожиданная, одновременно радостная и печальная встреча ишимских исследователей с членами семьи поэта состоялась в мае 2012 года. Волею судеб они добрались тогда до маленького городка Бышев, что под Киевом, где в доме для престарелых живет Вадим Тимофеевич Ершов, приемный сын внучки Ершова Ольги Владимировны.  

Это имя  звучало в письмах ершововедов еще в 50-е годы. Инвалид детства, который мечтал стать музыкальным критиком. Удивительный человек! Почти неподвижный, но, тем не менее, – великолепный знаток русских опер. Писал статьи в журнал «Советская музыка», дружил с Кабалевским. Его буквально на руках вносили в зал киевской оперы, чтобы он слушал музыку и писал о ней. 

Сведений о самом Ершове в его памяти сохранилось не так много – Ершов умер, когда его сын Владимир, отец Ольги, был еще маленьким, и потому плохо помнил отца, а значит – мало рассказывал о нем дочери. Но остались легенды. Вот одна из них: Ершов лежал больной, когда вдруг кто-то постучал в окошко. Ершов встал, подошел к окну, там нищий просил копеечку. В этот момент на кровать рухнула потолочная балка…  Вот так нищий, который в начале жизни «купил» новорожденного Петю Ершова за копеечку и спас его, много лет  спустя снова подарил ему жизнь.

Вадим Тимофеевич рассказал о гибели архива Ершова. Это случилось во время войны в селе Малый Букрын. Дело в том, что  Ольга Ершова была сельской учительницей, и  постоянно переезжала с места на место. Чтобы не возить с собой постоянно сундук с бумагами, оставила его у родственников своей подруги. Во время обстрела снаряд попал в дом, начался пожар, и  ящик с ершовским архивом сгорел... Там были письма друга П.П. Ершова В.А. Треборна,  опера Ершова, архив самого Владимира Ершова, старшего сына поэта. А он дружил с Циолковским...

Чудом сохранились лишь некоторые фотографии, которые Ольга Владимировна взяла с собой, когда уезжала. Но и их судьба оказалась трагичной.

Родственница Вадима Тимофеевича решила почистить чердак дома, где он раньше жил, избавиться от лишнего хлама. Не понимая ценности многих вещей, она сожгла весь архив самого Вадима Тимофеевича.  И сумочку с дореволюционными фотографиями тоже решила бросить в огонь. 

 На счастье ишимцев это откровенное «безобразие» увидел сосед. И выпросил у тетушки-аккуратистки ненужную сумочку.

Рассказывает Татьяна Павловна Савченкова:

Ушлый сосед  забирает эту сумочку,  и фотографии расходятся по всему Бышеву. Один его догадливый друг, понимая ценность фотографий, решил, что надо найти людей, которым можно этот архив предложить. Сел за компьютер и стал искать. И вышел на ершовский центр. Так нам удалось спасти остатки семейного архива Ершовых.

Но самое главное – удалось застать Вадима Тимофеевича. Он рассказывал много интересных подробностей из жизни самого Владимира Ершова, Ольги и ее сестры Надежды.

Например,о том, как Владимир решил заняться политикой и связался в Петербурге с народовольцами. За это его должны были сослать в Сибирь. Но тут все свои связи использовал Дмитрий Иванович Менделеев, который поддерживал отношения с родственниками Ершова. Менделеев помог ему уйти из-под суда.

Владимир женился в Петербурге на дальней родственнице по линии Слащевой, второй жены Ершова. Она там училась на женских курсах. В какой-то степени этот брак был вынужденным, большой любви там не было.

Позднее Владимир Петрович жил в Киеве, куда к нему приехала любимая дочь Ольга.  Хотя она имела явные филологические дарования, отец считал, что лучшее для нее то, что любит он, и сделал из нее математика. Интересный пример: когда к власти на Украине пришло националистическое правительство гетмана Скоропадского, Ольге Владимировне поставили условие: мы вас примем на работу, если вы сдадите экзамен по украинскому языку. И она за месяц выучила его в совершенстве! В 20-е годы ей пришлось сдавать подобный экзамен уже в советской школе, и принимавший экзамен националист с Западной Украины, ревнитель украинского языка, в удивлении воскликнул, что она, русская по происхождению, знает украинский язык лучше самих украинцев.

Ольга Владимировна имела склонность к писательству и даже  написала роман на французском языке  – о молодом человеке, который хотел стать художником, но не смог реализоваться и покончил жизнь самоубийством. Рукопись забрала близкая подруга Ольги, которая затем уехала в Швейцарию, и следы ее затерялись. 

Рассказал Вадим Тимофеевич и о личной драме своей приемной матери.  В Благовещенске она влюбилась в красавца – амурского казака, с которым была знакома с детства. Они поженились. Но во время первой мировой войны муж Ольги попал в плен и умер в лагере от голода... Больше она замуж не вышла. Своих детей у нее не было.

Перед отъездом из Бышева ишимцы побывали на кладбище и нашли – вот чудо! – могилу Ольги Владимировны Ершовой. Купили оградку, крест, украсили цветами…    

Работа по выявлению потомков П.П. Ершова на этом не остановится. Калифорния, Москва, Бышев, Иркутск, Благовещенск – карта поисков и находок расширяется.  А в 2015-м, юбилейном для поэта году, когда не только в Ишиме, но и в России будут отмечать 200-летие сибирского сказочника, на торжества по случаю10-й церемонии вручения премии им.П.П. Ершова соберутся не только его пра…- внуки, но и лауреаты предыдущих премий. Празднество обещает приобрести особый размах. Это будет, по словам организаторов , «съезд лучших сказочников России».  Конек-Горбунок продолжает свой волшебный полет… 

Категория: Мои статьи | Добавил: Плюшка (13.08.2014)
Просмотров: 844 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Copyright MyCorp © 2018 | Бесплатный хостинг uCoz